X




X






X

Напишите нам:

Сегодня 17.02.2019. Сейчас в Чите -11°С
Репортажи 23.01.2019

Тема дня Не крымский мост — дарасунцев взяли в заложники

Про путепровод через железную дорогу, который объединяет половины поселка Дарасун Карымского района, писали много. О том, что балки моста с годами попросту выкрутило в разные стороны. Писали о том, что мост уже давно стал аварийным, и его постоянная эксплуатация может запросто привести к трагедии. В 90-х это и случилось — когда многотонный тягач рухнул вниз, убив водителя. Писали также и о мольбах дарасунцев, которые просили реконструировать объект и привести его в надлежащее качество.

Что ж, начало было положено. 24 декабря путепровод перед предстоящими работами закрыли для движения автомобилей — теперь по нему можно передвигаться исключительно пешком. Вот только сама реконструкция может начаться в 2021 году, а проблемы для жителей поселка появились уже сегодня. Сейчас вся жизненно необходимая инфраструктура осталась лишь на одной стороне поселка. На другой нет ни пожарной части, ни медицинского пункта.

Бабушки и таксисты

В Дарасун мы приехали около полудня. Начало января в Дарасуне выдалось по-настоящему морозным. Руки отмерзают даже в перчатках, нос то и дело приходится растирать пальцами.

В такой мороз мы и двинулись в сторону закрытого моста. Вместе с нами в том же направлении шли и местные жители. Их довольно много.

Встречает же мост огромными бетонными блоками, которые перекрыли дорогу для автомобилистов. С нашей последней поездки на самом мосту ничего не поменялось — все те же вывернутые балки и ржавчина. Разве что идти теперь по нему не так страшно, потому что машины не едут и мост не трясется.

На той стороне, кстати говоря, движения гораздо больше. Там скопились местные жители в ожидании автобуса, таксисты припарковались прямо около моста.

— Видишь, стоим мерзнем? — говорит бабушка, ждущая автобус. — Нам же в Шахту (поселок неподалеку от Дарасуна — прим. ред.) как-то надо попасть — это 6 километров. Раньше через мост ездили, а теперь мы только отсюда можем. А если в больницу на анализы, уколы — хоть на коленях старикам ползти. Кто заботится? Он еще пять лет будет закрытым стоять. Ничего толку не будет, сына, с нашей жизни.

— Мы-то ладно, век дожили — пропадать будем, — добавляет ее подруга. — Не страшно. А вот дети как? Которым еще учиться да жить и семьи строить.

По сути, закрытие моста сделало дарасунцев заложниками ситуации. Ведь теперь у них всего два пути, чтобы добраться с одного конца поселка на другой — либо идти пешком по мосту, либо ехать вкруговую по федеральной трассе, а это почти 20 километров пути. Но и для тех, кто решается идти по мосту, встает другая проблема — как добраться до него и как уехать от него.

Тут подключились таксисты, которые дежурят у моста. Их даже никто не вызывает сюда — жители приходят, зная, что машины тут есть.

— Ребенка утром в школу надо? — сокрушается один из водителей. — Либо вкруговую, либо пешком. В поликлинику надо? Надо, а бабушки не могут пройти. Сами же видите, какие тут проблемы у нас.

Сильные шероховатости

В Дарасуне, кстати говоря, базируется одно из немногих оставшихся крупных производств на территории края — завод горного оборудования. Руководит им депутат Заксобрания Сергей Белоногов.

По его словам, дальше тянуть с закрытием моста было нельзя, и так слишком долго все это продолжалось. Проблемы же, которые образовались из-за закрытия путепровода, сейчас повсеместно решаются.

— Мосты эти довели до такого состояния в то время, когда лес начали воровать. Когда все было бесконтрольно, лесовозы с прицепами груженые день и ночь шли, шли и шли по мосту. Я пытался обратить на это внимание краевых властей в свое время, но, к сожалению, реакции не было, — заявил Белоногов — Сегодня (14 января — прим. ред.) будет совещание в Управлении ЗабЖД, на котором будут решаться вопросы по ситуации. Мы просим, чтобы сделали виадук над железнодорожной станцией, чтобы был нормальный пешеходный переход, а не такой, как сейчас — чтобы люди не лезли под вагоны.

Еще одна проблема — отсутствие медпомощи. Сейчас, по словам депутата, решается вопрос с медпунктом — местные власти просят Минздрав открыть ФАП. Даже помещение уже нашли.

— Главврач районной больницы уже осмотрела помещение, которое ей предложили для ФАПа. Это частник, и уже 1 февраля мы намерены заключить договор аренды. По пожарным машинам мы решили вопрос, приютили одну машину у себя на заводе, — сказал депутат.

Как сообщили в пресс-службе Минтерразвития региона, вопрос с реконструкцией частично решен — документация уже готова и размещена на сайте госзакупок, то есть скоро пройдет аукцион, на котором определится подрядчик. Срок работ обозначен до 2021 года — такой длинный период связан с тем, что мост проходит над железной дорогой, поэтому реконструировать придется с учетом «окон», которые определит ЗабЖД. В 2019 году средства на реконструкцию предусмотрены из дорожного фонда Забайкальского края в сумме 532 миллиона рублей.

— Самое главное, чтобы в реконструкции путепровода принимала участие железная дорога в части софинансирования, — считает депутат Белоногов. — Железная дорога, на мой взгляд, должна поучаствовать, потому что получилось так, что она разрезала Дарасун на две части.

Вместо итога

Радует, конечно, что многолетняя проблема сдвинулась с мертвой точки. Однако почему-то опять все сделано через пень-колоду — старую проблему прикрыли, зато на поверхность всплыл десяток новых.

Хотя оно и понятно — тянули, тянули и дотянули. В общем, ничего нового.

Никита ИЛЬЯШ

Фото автора

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.